Ert Ert Ert
графика
скульптура
живопись
Ert
фотография
предметы
Ert
 
ErtErt Ert Advertising
КАЛЕНДАРЬ ПРОЕКТЫПРОЕКТЫОРГАНИЗАЦИИОРГАНИЗАЦИИПЛОЩАДКИПЛОЩАДКИФОРУМ РЕГИСТРАЦИЯ
"1911. Лето в Крыму"
Россия Санкт-Петербург
Основан в 0000 г.
"1911. Лето в Крыму"
Государственный Центр Фотографии представляет выставку
"1911. Лето в Крыму" 15 августа – 5 сентября 2004г.
Куратор выставки Дмитрий Горячев.
Организаторы: Государственный центр фотографии Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга При поддержке альманаха «Крымский альбом»
Место проведения: Феодосия, Феодосийский краеведческий музей ул. Айвазовского, 11 За дополнительной информацией, пожалуйста, обращайтесь в пресс-службу ГЦФ Надежда Шереметова пресс-секретарь office@ncprf.org




Елена Зырянова
Фотографические мгновения былого Крыма
Из коллекции Центрального архива кинофонофотодокументов
(Санкт-Петербург)

«Пусть фотография обогащает альбом путешественника, возвращая его взгляду подробности, упущенные памятью… пусть она спасает от забвения разрушающиеся здания, книги, гравюры, чья форма обречена на исчезновение и которые по праву требуют своего места в анналах нашей памяти…» — так высказывание известного французского литератора и художественного критика Шарля Бодлера, сделанное на заре развития фотографии, оказалось пророческим. Начиная буквально с первых лет своего существования, новое средство запечатления действительности стало незаменимым спутником путешественников, геологов и этнографов, часто сопровождая их в научных экспедициях. В результате такого сотрудничества появлялись как фотографические шедевры, так и более скромные по исполнению, но не менее интересные любительские фотоснимки.
К концу XIX столетия свой фотографический образ обрёл почти каждый отдаленный уголок Российской империи, среди них и Крым. В XX веке эта традиция бережно сохранялась и поддерживалась.
«Крым, в древности Таврида, с давних времен привлекает к себе внимание путешественников своими историческими воспоминаниями, остатками древностей <…> и очаровательною прелестью своей природы» — именно с этих восторженных слов начинается популярный в своё время очерк-путеводитель 1869 года «Воспоминания о Крыме» Эмиля Берндта, украшенный двадцатью девятью гравюрами с изображением различных пейзажных видов и местных достопримечательностей.
Определенно, путешественники были не единственными, кто проявлял интерес к крымским красотам. Как источник вдохновения они нередко привлекали к себе художников, и именно им, если верить истории, принадлежит новое открытие древнего Крыма. Первые видовые гравюры, а также рисунки, сделанные с натуры, изображали в основном особенности и своеобразие местного быта, и имели скорее познавательное, практическое, нежели художественное значение. Еще в 1783 году русский пейзажист и баталист М. М. Иванов был отправлен на юг России для выполнения государственного заказа на изображение видов «городов и достопримечательностей вновь присоединённых земель». В результате такого путешествия, среди прочих работ оказалось и несколько акварелей с изображением Крыма. Заметной особенностью его рисунков была их исключительно документальная точность. Учитывая эти наблюдения, можно предположить, что подобные бытовые зарисовки с натуры, по сути, невольно выполняли функции фотографии ещё до её изобретения. В России, как и за рубежом, существовал целый круг художников, специализировавшихся в основном на рисунках, отличающихся скрупулезным воспроизведением окружающей действительности. Имя этим рисункам – «штудии», их задачи – служить наглядным пособием для других художников, быть материалом для составления путеводителей, а также выступать в качестве иллюстраций к научным и иным изданиям. Из всего многообразия таких рисунков необычайным спросом пользовались городские виды и архитектурные памятники, как в целом, так и в деталях, изображения всевозможных уголков природы, фрагменты неба, растений и прочего. Далее совершенно ясно, что с изобретением фотографии потребность в них стала постепенно исчезать.
Сочетая в себе целый ряд неоспоримых достоинств (быстрота, объективность и точность), фотография в скором времени заняла прочное место монополиста в области точного воспроизведения действительности. К услугам фотографов стало часто обращаться государство, делая выгодные заказы на запечатление историко-архитектурных памятников и создание фоторепортажей с театра военных действий. Появление фотографий облегчило работу армии и полиции. Для промышленных и строительных компаний она стала своеобразным орудием в деле наглядной рекламы и пропаганды своей продукции.
Особые отношения сложились у фотографии с наукой и, в частности, с краеведением. Их взаимоотношения можно представить себе развивавшимися в двух направлениях. Первое — имело непосредственное отношение к широко известному и наиболее распространенному типу видовых фотографий. Узнать их несложно по определённому набору очевидных приёмов. Наиболее характерная черта – непременное изображение достопримечательностей, своего рода визитных карточек какой-либо местности, снятой, как правило, всегда с одних и тех же и соответственно малоразнообразных точек. Понятно, что подобные снимки предназначались в основном для путеводителей, взамен некогда популярных гравюр, а также в качестве образа на память о недавнем путешествии. Многие из них возможно и даже наверняка послужили прообразом появившихся в 1890-х годах знаменитых postcard.
Совсем иное направление представляет собой другой тип фотографий. Особенностью таких фотографий, на первый взгляд обычного туриста, были скучные и маловыразительные пейзажи с разухабистыми дорогами, видами часто неблагоустроенного быта, стадами пасущегося скота, фигурами в национальных костюмах. И, наконец, нередко встречались фотографии, где с особой тщательностью и, по всей видимости, с усердием был запечатлен своего рода археологический натюрморт с обязательным присутствием некоего древнего предмета или его фрагментов – глиняного горшка или амфоры, образцов местного вооружения и многого другого.
Если предположить, что первый тип фотографий представлял собой образец того как должна выглядеть цивилизация в её европейском понимании (хотя и через чур идеальная, а временами даже картинная), то с не меньшей убедительностью другой тип снимков был далёк от этого. Как впрочем, были далеки от центральной части страны и те географические широты, которые были на них запечатлены – Средняя Азия, Сибирь, Кавказ, Крым.
Подобные фотографические изображения, конечно, редко попадали в альбом туриста, зато часто становились объектом неподдельного интереса для географов и этнографов. Уже с начала 60-х годов XIX столетия фотографы — профессионалы и любители — были непременными участниками в различных научных экспедициях. Интересу и энтузиазму к походным съемкам не мешало даже изрядное несовершенство фотографической техники, широко распространенное в этот период. Почти каждый снимок получался нечетким и «смазанным», а ландшафтные съёмки проводились только общим планом. Но даже, несмотря на эти, в общем то не второстепенные погрешности, светопись все равно выигрывала у других искусств по части точного изображения действительности.
Считалось, что фотография значительно уступала живописи в художественной стороне своих произведений, но те, кто видел работы С.Левицкого, А.Грекова, В.Каррика и Д.Ермакова, пожалуй, не согласятся с этим мнением. Уже современники не сомневались, что фотографии Ермакова, много снимавшего в Крыму, отличались особой изобразительной выразительностью, не теряя, тем не менее, своей документальной ценности.
Интерес к фотографии нашел свое отражение в многочисленных специальных фотографических журналах, количество которых с каждым годом не переставало расти. Так за период с 1858 года по 1917 год было выпущено около 50 периодических изданий. Для настоящей темы, особого внимания заслуживает издание «Известия Русского Географического общества», ставшего выходить с середины 1870-х годов. На его страницах среди прочих материалов, прежде всего, привлекали внимание специальные наставления для фотографов, а именно как следует снимать и чему уделять особое внимание, например, в этнографических снимках. Часто встречались сетования на трудные условия съемки, вызванные в основном на редкость громоздкой, тяжеловесной и, что печально, не совершенной в техническом смысле съемочной аппаратурой.
Действительно, фотограф-путешественник вместе со всем своим профессиональным снаряжением представлял собой весьма внушительное и плачевное зрелище. Его «походный арсенал» выглядел примерно так: «Он брал с собой камеру такого же размера, что стояли в портретных павильонах, запасался портретным и ландшафтным объективами; тяжелый треножник с черным покрывалом дополнял снаряжение. Стеклянные, большого размера пластинки надо было тщательно, с осторожностью упаковать в особый ящик, а если предстояло снимать много, то брали два тяжелых ящика с пластинками. Кроме того нужна была складная палатка для лабораторных работ. Брали еще бутыль с коллодием и склянки для растворов солей галоидов, очувствлявших пластинки. Снаряжение фотографа весило пуды» . В одном иностранном издании была размещена довольно любопытная и весьма метко иллюстрирующая вышеописанные обстоятельства фотография, на которой был запечатлен фотограф и его «снаряжение», едва умещавшееся на муле. Другая, не менее показательная история, произошла с известным иностранным фотографом, которому для обычной фотографической поездки понадобился целый вагон поезда.
Положение стало меняться лишь в последние десятилетия XIX – в начале XX века. Связано это было с появлением портативных камер, новых фотоаппаратов со съемными объективами различной силы, использованием вспышки и затворов. Особое одобрение в среде фотографов-путешественников нашел изобретенный И.Болдыревым «двухдюймовый объектив». Иными словами, это был «короткофокусный объектив, которым можно было достигать большей резкости в нескольких планах». Первые успешные съемки этим объективом прошли в путешествиях по Дону и в Крыму.
Изменения произошли и в качестве фотосъемочного материала: стали использоваться сухие, броможелатиновые негативы и пластины, а также более чувствительную позитивную бумагу. Все эти изобретения значительно упростили и облегчили технический процесс съемки и тем самым неизбежно способствовали более интенсивному развитию всех видов пейзажной фотографии. Особенно это проявилось в снимках географического характера, а также тех, где появлялись жанровые сцены. Если верить теории, что спрос рождает предложения, то появление в этот период огромного числа каталогов и рекламных изданий, предлагавших все, что необходимо фотографу в его работе – от объективов и затворов до бланков для наклейки фотографических снимков, не вызывает удивления. Среди прочих изданий особого внимания заслуживает иллюстрированный «Прейскурант склада фотографических принадлежностей В.Л. Метенкова», изданный в Петербурге в 1905-1906 годах. Будучи сам фотографом автор настоящего каталога не ограничивается исключительно рекламой товара, но также дает различные советы начинающим фотографам, ненавязчиво наставляя и инструктируя их в вопросах правильного использования и работы с фотографической техникой.
Наряду с изобретениями Болдырева и Полякова (фотокамера с автоматическим регулированием экспозиции) внимание фотографов конца XIX начала XX века привлек и стереоскопический аппарат Д.Езучевского. Вообще, стереоскопические снимки — это всегда особая тема. Появились они в Англии в 1840-х годах благодаря сэру Чарльзу Уитсону. Широкую популярность получили после Всемирной выставки 1851 года в Хрустальном дворце. Принцип действия подобного устройства таков: съемка осуществляется при помощи двойного объектива, тем самым получаются небольшие изображения (как правило, 10х10), снятые под небольшими различными углами. Смотреть на такие снимки полагается через специальный прибор — стереоскоп. Наибольшей популярностью пользовалась форма стереоскопа, придуманная Дэвидом Брюстером в 1850-х и напоминающая своим корпусом пирамиду. Затем в обиход вошли более простые прямоугольные формы. Ощущение глубины, трехмерности изображенных предметов и, наконец, создаваемая иллюзия «моментальности» придавали стереоскопическим снимкам особую, дополнительную выразительность, и, по мнению многих, более точную, по сравнению с обычными фотографиями, приближенность к действительности. Стереоскоп в свою очередь позволял детально и внимательно рассмотреть самые незначительные детали. В России начала века фотографы часто применяли в работе аппараты фирмы «Е.Краус» и «Эмиль Буш». Аппараты «Е.Краус» были портативными, вдобавок они имели моментальные затворы и полуавтоматические кассеты для смены пластинок.
Не исключено, что подобным аппаратом могли быть сняты и фотографии, представленные на прошедшей летом 2004 года в Москве и Петербурге выставке «1911 год. Лето в Крыму». Настоящая выставка стала своего рода отправной точкой в целой серии большого цикла.

Общая структура проекта «Крымский фотоальбом», инициированного Государственным центром фотографии и проводимого им совместно с Центральным государственным архивом кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга и фотоархивом Института истории материальной культуры РАН (Санкт-Петербург), складывается из нескольких самостоятельных и завершенных выставок, объединенных общей темой и представляющих различные аспекты жизни «русской Ривьеры». На глазах у зрителей будет происходить постепенное перевоплощение Крыма из роскошного летнего курорта императорской семьи, потерянной Аркадии, в туристическо-социалистическую здравницу. Идея проекта не сводится к представлению его исключительно географического портрета или как «образа на память», в тоже время это отражение и поддержание социально-культурного мифа, тонко созданного фотографией.

Организатор крымского проекта — Государственный центр фотографии — был основан в 2002 году и за столь короткий срок уже сумел провести внушительное количество заслуживающих внимания выставок, представлявших как отечественную, так и зарубежную фотографию. Однако сфера интересов и задач центра не ограничивается выставочной и просветительской деятельностью, особое место в ней отведено вопросам сохранения и подобающего использования фотографического наследия, формирование собственной коллекции и тематической библиотеки. Один из основных моментов культурной политики центра — это сотрудничество с фотоархивами, музеями и частными коллекциями. Свое участие в настоящем проекте генеральный директор центра З.М.Коловский объясняет следующим образом: «Мой крымский друг говорит, что «жизнь даётся человеку только один раз, и прожить её лучше …в Крыму» – местная интерпретация. Но, по крайней мере, Крым всегда излюбленное место для отдыха, защиты Родины, строительства атомных электростанций и, конечно, творчества художников. Это архитипический образ «Рая». Поэтому и образы, рожденные Крымом, всегда имеют особенное прочтение, привлекают особенное внимание и интерес. С подобным вниманием и интересом дирекция Государственного центра фотографии участвует в организации настоящего проекта».
Для первой выставки масштабного фотографического проекта материалы из своей коллекции предоставил Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга. Это один из крупнейших и старейших архивов России. Основу его собрания составляют документальные фотографии, негативы-оригиналы на стекле и плёнке разных размеров, отражающие важнейшие этапы русской истории.
Хотя идея крымской выставки возникла у Дмитрия Горячёва, ее куратора, довольно спонтанно (во время обычного отдыха в Крыму, в Феодосии), её происхождение вполне закономерно. По мнению Д.Горячёва — автора и организатора ряда выставок архивной фотографии, посвященной различным аспектам жизни Петербурга конца XIX начала XX века — издательский бум книг и альбомов с фотографическими изображениями видов Российской империи, охвативший нашу страну в последнее время, оставил без внимания многие примечательные и незаслуженно забытые уголки страны, в числе которых оказался и Крым.
Большая часть представленных на прошедшей выставке фотографий — это стереоскопические снимки начала XX века, на которых запечатлены различные виды Крыма. Этнографические и жанровые фотографии органично дополняют роскошные пейзажные виды, а также изображения местных достопримечательностей, долгое время остававшихся в тени известных фотографий из серии «крымской» жизни царской семьи.
Примечательно, что авторы большинства представленных фотографий не известны, и это обстоятельство, безусловно, сообщает экспозиции дополнительную интригу. По своему замыслу данный проект — явление в своем роде уникальное, поскольку подобные снимки Крыма начала прошлого века, обыденные и одновременно камерные не были известны широкой публике.