Ert Ert Ert
графика
скульптура
живопись
Ert
фотография
предметы
Ert
 
ErtErt Ert Advertising
КАЛЕНДАРЬ ПРОЕКТЫПРОЕКТЫОРГАНИЗАЦИИОРГАНИЗАЦИИПЛОЩАДКИПЛОЩАДКИФОРУМ РЕГИСТРАЦИЯ
"Из нью-йоркских блокнотов".
Россия Санкт-Петербург
Основан в 0000 г.
"Из нью-йоркских блокнотов".
"Из нью-йоркских блокнотов".


С 27 мая по 27 июня в Выставочном зале журнала «НоМИ» (Петроградская сторона, Малый проспект, 39 / Ижорская улица, 13) состоится выставка известного русско-американского художника Сергея Голлербаха (Serge HOLLERBACH) «Из нью-йоркских блокнотов».
Живописец, график, художественный критик, эссеист Сергей Голлербах родился в 1923 году в Детском Селе (ранее – Царское Село, позднее – Пушкин). В 1942-м, во время немецкой оккупации, был вывезен на работы в Германию, в 1945-м – освобожден американскими войсками. С 1946-го по 1949-й учился в мюнхенской Академии художеств, затем – в нью-йоркской школе Лиги художников-студентов (Art Students League). Живет в Нью-Йорке, является действительным членом американской Национальной Академии художеств, почетным президентом Американского общества акварелистов, профессором живописи, членом разных художественных обществ и корпорации нью-йоркского «Нового журнала» (The New Review), лауреатом многих профессиональных наград и премий, автором большого числа книг и статей в зарубежной и российской периодике. Живопись и графика Сергея Голлербаха находятся во многих американских, европейских и российских коллекциях и музеях, в том числе в Государственном Русском музее, Государственной Третьяковской галерее, музее Российской Академии художеств, Воронежском художественном музее.
На выставке в «НоМИ» будут показаны графические и акварельные работы, выполненные мастером в 1980–2000-е годы. Это главным образом портретные наброски жителей Нью-Йорка и зарисовки бытовых сцен на улицах «столицы мира». О природе своей графики сам художник сообщил: «Живу в Нью-Йорке много лет. С первых же месяцев, изучая и открывая для себя город, стал рисовать людей в парках, на улице, в ресторанах – и продолжаю до сих пор. В лицах людей, в их жестах, движениях, походке нахожу некое жизнеутверждающее начало, даже если эти люди уродливы или несчастны. Все они, разноплеменные и многоликие, составляют одно великое целое, остов этого громадного, фантастического, отвратительного и прекрасного города. Рисуя их, приближаешься к их жизням, устанавливаешь с ними тайный контакт. Рисунок – как бы мысленное рукопожатие, причем в рисунке можно пожимать руку кому угодно, без опаски или предварительной оценки. В этом – большая радость и насыщающая свобода».
Илья Доронченков (Российская Академия художеств, СПб.): «Реализм Голлербаха основан на отсекающем наблюдении. Он фиксирует и отбирает. Персонажи рисунков с их форсированной характерностью комичны или трогательны, но не отвратительны. Голлербах не жалеет своих персонажей, суть его отношений с ними другая: ‘…каждый человек достоин внимания’ – хотя бы на минуту. Здесь – один из ключей к искусству художника. Внимание, выделяющее случайного прохожего из толпы и улавливающее в нем характерное, по сути своей человечно. Одинокий человек – девушка за столиком, бродяга на солнышке. Безучастные друг к другу пассажиры метро или посетители ресторана. Соседи по скамейке в Центральном парке. Загорающие на пляже. Болтающие кумушки. Отношения большинства персонажей, даже объединенных разговором, необязательны. Персонажей Голлербаха не связывает сюжет. Не так много сцен, где герои привязаны друг к другу психологически. Как правило, их объединяет не столько действие или слово, сколько просто отстраненное нахождение рядом. Однако чем более внешним, необязательным кажется соседство персонажей, тем важнее обратить внимание на пластический смысл их соседства. Люди Голлербаха иногда стоят рядом как предметы у Моранди, – их сопоставление, произвольное сюжетно, раскрывается в пластическом диалоге объемов, плоскостей, линий. Художник заставляет их беседовать – несостоявшийся в реальности разговор возникает на листе: переговариваются не персонажи, а их туши и кости, объемы и линии. Рисунки Голлербаха лишь прикидываются набросками. Они выверены и организованы – как организовано стихотворение, сюжет которого не в рассказе, а в музыке звука и ритма. Характерные, гротескные, иронично подмеченные и предъявленные зрителю черты персонажей – ловушка для глаза. Отрешенность и усталость героев компенсированы волей и выбором наблюдателя. Карандаш не следует за персонажами, напротив, он их упорядочивает, он создает приключения контура и объема – внутреннюю интригу рисунков».